#ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ НОЛИНСКА.

ХАУСТОВ ЛЕОНИД ИВАНОВИЧ

Леонид Иванович Хаустов — поэт, переводчик, родился 31 августа 1920 г. в г. Нолинске Кировской обл. Детство его прошло в с. Ново-Троицкое Шабалинского района. Там его мать долгое время работала учительницей в средней школе и в 1920-е гг. работал отец. В 1931 г. семья переехала в Ленинград, но после этого Л. И. Хаустов неоднократно бывал в Кировской обл. в геологических экспедициях вместе с отцом. В 1938 г. он поступил в ЛГПИ им. А. И. Герцена. В институте занимался в литературном кружке под руководством А. Крайского, помещал свои стихи в институтской газете. В 1940 г. в журнале «Ленинград» появляется стихотворение Л. И. Хаустова «Рябина», затем циклы стихов в «Звезде», «Литературном современнике». В 1941 г. он окончил институт. С начала Великой Отечественной войны Л. И. Хаустов участвовал в обороне Ленинграда. На фронте был тяжело ранен и после ранения приехал из Ленинграда в с. Ново-Троицкое, где в эвакуации жили его родители. Там он готовил к печати первую книгу стихов. После войны он также несколько раз приезжал в Киров. Осенью 1943 г. вернулся в Ленинград и поступил на работу в Ленинградский радиокомитет. С 1943 г. Л. И. Хаустов стал активно сотрудничать в ленинградских газетах и журналах. С 1944 г. систематически выступал с чтением стихов в различных аудиториях. С 1944 г. — член Союза советских писателей. С 1946 по 1951 гг. работал руководителем литературного кружка Ленинградского Дворца пионеров. С 1947 по 1950 гг. был председателем Бюро объединения молодых писателей при издательстве «Молодая гвардия». В 1951 г. стал печатать публицистические статьи в газете «Смена». Л. И. Хаустов — автор многих поэтических сборников: «Утренний свет» (Л., 1945), «Новоселье» (Л., 1947), «Дорогой мира» (Л., 1952), «Черты биографии» (Л., 1956), «Стихи» (Л., 1967), «Год призыва 1941» (Л., 1968), «День летящий: Новые стихи» (Л., 1981) и др. В его переводах опубликованы стихи поэтов народов СССР. Л. И. Хаустов награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями. Умер Л. И. Хаустов 20 августа 1980 г. Похоронен на станции Дивенская Гатчинского района. Родился 31 августа 1920 года в г. Нолинске в учительской семье. Детство провел в селе Новотроицком Шабалинского района, под Вяткой. Отец был геологом, мать преподавала в школе математику. В семье было еще два сына: средний — Ярослав, ставший военно-морским врачом. Двое младших братьев тоже оставили о себе добрую память: Ярослав — как военный врач, Андрей — как художник и скульптор, притом замечательный. Леонид Хаустов писал о себе в итоговой, ставшей уже посмертной книге «Оставляю вам стихи» Л., 1982: В единственном каменном здании, как тогда говорилось: «при школе», жили мы вдвоем с матерью в небольшом вятском селе. Там и прошло моё босоногое и прекрасное, как у всех, детство: А зима — так зима: бесконечность, А весна — так уж это весна! Осенью 1930 года, когда мне исполнилось десять лет, мы переехали к отцу в Ленинград, где в 1938 году я окончил среднюю школу, а затем и Педагогический институт им. Герцена. В 1940 году я стал печататься в ленинградских журналах. Главным, определяющим в моей жизни была Великая Отечественная война. Я пережил блокадную зиму 1941/42 года. Потом был в армии: служил в одной из самых знаменитых дивизий Ленфронта — ордена Ленина семидесятой. 26 сентября 1942 года при переправе через Неву под Невской Дубровкой получил тяжёлое снова выжил. Сегодня, вспоминая всё это, оглядываясь, на прошлое, я вижу, что мне просто здорово повезло. Если к этому добавить, что у меня был замечательный отец, сыгравший в моём становлении первостепенную роль, что с юношеских лет мне была дана возможность в качестве начинающего поэта общаться с такими известными поэтами, как С. Я. Маршак, А. А. Прокофьев, П. Н. Шубин, что ещё до войны девятнадцатилетним студентом я начал печататься в толстых журналах, что судьба дарила мне дружбу со многими интересными людьми: художниками и хлеборобами, математиками и моряками, врачами и музыкантами,— то выходит, что я и в самом деле прожил счастливую жизнь. А если учесть, что, по выражению Льва Толстого, «счастье — любимый труд», то я счастлив вдвойне, так как всю свою жизнь отдал любимому делу: я писал стихи, печатал и читал их людям, переводил поэтов братских республик, писал о стихах, творчески помогал молодым литераторам. А ещё была радость поездить и полетать по нашей стране и по другим странам. Больше всего я страдал, когда уходили те, кого знал и любил. Отсюда вот это: Мне кажется, я понял лишь сейчас, Куда уходят умершие? В нас! Должен сказать, что я никогда не жил по принципу: «Найди, где встать», а всегда жил по принципу: «Утверждайся, где стоишь». Фактически Хаустов начал печататься с 1936 года. Печатался в школьной «Красной газете». Потом была война, тяжелое ранение, — и хоть больной, но выживший Хаустов сделал негромкую карьеру честного советского писателя: выступал, вел литературные объединения, как-то вышло, что после его ухода никто о нем слова худого не сказал: большая редкость в те годы. С 1931 — в Ленинграде, занимался в Доме литературного воспитания школьников под руководством С.Маршака. Окончил Ленинградский педагогический институт им. Герцена (1941, ускоренный выпуск), направлен на стрелково-пулеметные курсы Ленфронта. Участник обороны Ленинграда, тяжело ранен при переправе у Невской Дубровки. В 1946-51 — руководитель литературной студии Ленинградского Дворца пионеров, в 1952-1955 — литературного объединения ЛГУ. Первая публикация — стихотворение «Рябина» в журнале «Ленинград» (1940) — привлекла внимание музыкальностью, неподдельным лиризмом: Ломать рябину красную, На подволоку класть, Какая-то неясная В ней горечь есть и сласть. И настоять рябиновой В графине для друзей Рябиновой, рубиновой Для суженой моей. Первые книги Хаустова, появившиеся после войны — «Утренний свет» (Л., 1945), «Новоселье» (Л., 1947); «Дорогой мира» (Л., 1952),— критики инкриминировали Хаустову «книжность, музейность, школярство», слабую связь «с трудом, борьбой, творческой деятельностью нашего народа»: «Многие его стихи… посвящены Ленинграду, но тот город, который возникает в этих стихах, воспринимается скорее как музей, чем как один из крупнейших культурных и производственных центров нашей страны» (Б.Соловьев). Время показало, что речь в основном шла как раз о тех стих., в которых намечались лучшие черты творческой манеры Хаустов — приверженность петербургско-ленинградской культурной традиции, четкость строфы (в стихах о памятнике Пржевальскому Хаустов обращается даже к форме сонета, почти забытой в те годы), точность и запоминаемость формулировок: Хороша игрушка расписная! Вся поет, бесхитростно-светла, И видна в ней радость молодая Ставшего искусством ремесла (стихотворение «Художница» о мастерице дымковской игрушки). Предметностью, умением воссоздать в слове давно ушедшее время отличалось стих. «Рождение города»: Сначала землянки да избы вразброс Да маковки темных часовен. Но вот и проспекты скроили на рост, И крепость срубили из бревен… А Петр восседает, довольный вполне, От пороху черен и пыли, Не всадником медным на злом скакуне, А просто на рыжей кобыле… Мн. стих, сборника проникнуты чувством неповторимости человеческой личности и судьбы. Излюбленный прием автора — афористичная, подчас парадоксальная концовка, как, например, в стих. «Бабка» — на основе семейного предания о юной цыганке, вошедшей в русскую семью и рано умершей: Вот и холмик. Снимаю шапку… Звездам — меркнуть, заре — алеть. Девятнадцатилетняя бабка Завещает мне долго петь! Написанная позднее поэма «Опасная сторона», воскрешающая годы войны и блокады («…При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна» — уличная надпись, знакомая каждому ленинградцу). «Ты, верно, солнце так любила, что шла опасной стороной», — вспоминает автор девушку, погибшую в блокадном городе. Через всю поэму проходит параллель между блокадой и Дантовым адом, возникает образ переводчика «Божественной комедии Образ города возникал и в стихах на «личные» темы: Улиц пустынных гладь, Плавный полет мостов. Чудится мне опять Шорох твоих шагов… Тает ночная мгла. Шпиль над Невой блестит. Улица, как стрела, В красный рассвет летит. Город моих стихов. Город твоих шагов. Заметной вехой в творчестве Хаустов стал сборник «Черты биографии» (1958), появившийся в годы «оттепели». Гражданский подтекст безошибочно прочитывался в миниатюре, написанной в распространенном тогда жанре стихотворения-притчи: Я на асфальте видел чудо: Сначала вздулся бугорок, Назавтра треснул, и оттуда Пробился маленький росток… Живому не бывать в безвестье, Оно пробьется в мир сполна, Когда есть солнце в поднебесье, Когда есть в почве семена! Михаила Лозинского, в блокадные дни работавшего над переводом «Рая» Поэт, который русским словом Нам слово Данте передал. Он даже профилем суровым Похож был на оригинал. Военная тема и в дальнейшем проходит через все творчество Хаустова, наряду со стихами о родном городе, о деятелях русской истории и культуры (Державин, Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Есенин, академик Павлов и др.) и многочисленными стихами, привезенными из поездок по стране и за рубеж. Наряду с оригинальным творчеством Хаустов занимался переводами, преимущественно украинских и белорусских поэтов. В томе «Библиотеки поэта», посвященном литовской поэзии XIX века, мы находим немало стихотворений в переводе Хаустова; И.О.Фоняков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *