Детство,опаленное войной.

75-летию Победы посвящается.

« Судьбы, опаленные войной».

В «Музее истории и краеведения» г. Нолинска хранятся письма бывших воспитанников Ленинградского детского дома, эвакуированного в наш город в грозном 41-м. По материалам этих писем Роза Михайловна Соловьева, наш краевед, большую часть своей жизни, посвятившая работе в детском доме, составила свои заметки для радиопередач. Мы продолжаем вас знакомить с этими заметками. Думаю, что это никого не оставит равнодушным.


( Текст Р.М. Соловьевой сохранен)

                    Радиопередача № 2 от 15 мая 1995 года.


( По письму Льва Наумовича Шапиро)


«Дети из блокадного Ленинграда»

«Сегодня мы продолжаем передачу о детях блокадного Ленинграда.

Время быстротечно! Прошло 50 лет с того памятного времени, когда наш город принял и обогрел эвакуированных детей Ленинграда.  С тех пор в Неве утекло много воды!

Дети стали взрослыми, обзавелись семьями, имеют детей, внуков, но в их сердцах навсегда запали тревожные годы военной поры, прожитые вдали от Ленинграда, родных и близких. И сейчас, когда они собираются вместе, обязательно заходит разговор об интернате, детском доме, о тех далеких 40-х , опаленных войной годах.

Поэтому мы рассказываем вам о жизни маленьких ленинградцев в годы войны в нашем городе. Может быть, рассказанное не только отзовется эхом добрых воспоминаний в сердцах бывших воспитанников детских домов, но окажется интересным и полезным нынешним мальчишкам и девчонкам, для которых это целая история. Пусть время быстротечно, но все, что пережито, забывать нельзя.

Как в кинотеатре на экране,

За эпизодом эпизод,

В мое сознанье утром ранним

Приходит сорок первый год.

Ленинград, Ленинград наисмелый

               Из смелых,

Величавый, Суровый, кто не знает его!

Вот он, весь заснеженный, спит под

               Обстрелом,

Не сгибаясь, не дрогнув, не боясь ничего!

(Прокофьев)

К городу рвались вражеские самолеты, несущие черную смерть. На театральной площади шла посадка детей в красные трамвайные вагончики. Их эвакуировали из города, к которому стремительно приближался жестокий враг.

Ничего толком не понимающие малыши находились под особым вниманием взрослых. Многим казалось, что едут на дачу, только без пап и мам.

Красные вагончики двигались к Московскому вокзалу, где детей размещали в вагоны пассажирского состава. Шли бойцы народного ополчения. Шаг их был тяжел, лица– суровы, сурова была и песня, которую они пели.

Вставай страна огромная

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною

С проклятою ордой.

Притихли мальчишки и девчонки. Казалось, всеобщая боль за страдания Родины, тревога за судьбы человеческие коснулась и их. Вскоре поезд увозил детей из Ленинграда неведомо куда- в неизвестность, где суждено им было жить одним без родителей тревожных четыре года.

По дороге поезда,  везущие детей, бомбили. Спасались, кто как мог. В июле месяце 1941 года в город Киров прибыл первый эшелон с Ленинграда с детьми.

В годы войны Ольга Никифоровна Желвакова работала зав.дошкольным сектором Облоно.

 Из ее воспоминаний в книге В.Бакина «Детдомовские сороковые»:

«Не забуду первый эшелон с детьми Ленинграда. Надо было видеть, чтобы понять и пережить все, что было при выгрузке детей из вагонов.

Захожу в один из вагонов, а там ясельники лежат по 4-5 человек поперек вагонных полочек, а которые побольше- сидели. У всех детей на руках бирки с именем и фамилией, но у некоторых они стерлись от слез. Ко мне тянулись детские руки: «Мама, мама!» Снимала их с вагонных полок.»

В Киров пришел состав, попавший под бомбежку, часть детей была убита.

Женщины выносили из поезда большие бельевые корзинки с умершими в дороге младенцами. Эшелоны с детьми прибывали, в дороге они подвергались сильной бомбежке, тут была кровь и убитые дети. Привокзальная площадь была забита подводами, это со всех районов области прибывали женщины  комсомольцы, чтобы забрать эвакуированных детей. Из Кирова прибывали в Нолинск дети Ленинградских детских домов.

( Из воспоминаний бывшего воспитанника детского дома № 8, позднее № 46 Шапиро Льва Наумовича).

«Наш детский дом  располагался в Ольгино-предместье Ленинграда на берегу Финского залива. Он назывался «специальным», здесь были собраны дети репрессированных родителей. Начались первые воздушные налеты. Эвакуация началась в конце лета. Нас погрузили в товарные вагоны, повезли в сторону Москвы, на юг. Попали под бомбежку. Поезд  встал посреди огромного луга. Мы высыпали из вагонов- горел последний вагон. Прятались в густой высокой траве. Потом поезд резко повернул на восток. На встречу двигались воинские эшелоны. Солдаты угощали нас чем могли: сухарями, сахаром. В г. Котельнич нас выгрузили на берегу р.Вятка, снова погрузили на баржи и поплыли вниз до пристани Медведок. Было холодно, глубокая осень. На подводах добирались до Нолинска.

Запомнилась первая военная зима 1942 года.

Обустройство на новом месте- холодно и голодно. В Новый 1942 год елки, конечно, не было, нам просто дали подарки-черные пряники и кочерыжку капусты.

Воспитатели и нянечки как могли нас поддерживали, хотя у самих семьи оставались в Ленинграде. Запомнилась воспитательница Ольга Васильевна. Она часто и долго плакала- погиб на фронте муж. Весной и летом жить становилось веселее и легче, к нашему скудному детдомовскому пайку добавлялся подножный корм- дачная трава: щавель, редька, стебли лопухов, мохнатка( какая-то съедобная трава, дикий лук и чеснок на болотах. В середине  и конце лета, что греха таить, делали набеги на огороды и сады местных жителей и близлежащих колхозов.

Последующие военные годы жить стало легче-развивали свое подсобное хозяйство-  сами вели заготовку дров, работали в колхозах: убирали лен, картофель. В колхозах нас подкармливали парным молочком, а иногда и мясом.

Учились в обычных школах вместе с домашними городскими ребятами.

Постепенно детские дома пополнялись местными детьми, у которых отцы погибли на фронте. Когда была снята блокада с Ленинграда нас, по мере возможности, старались переправить в Ленинград для поступления в ремесленное училище.

Запомнился день Победы 9 мая 1945 года. В школе во время первого урока директор объявил, что пришла Победа, уроков не будет. Мы кричали « Ура!», выбежали на улицу, бросали вверх сумки, кепки. В детском доме был устроен праздничный обед, было много вкусного и почему-то американские конфеты, шоколад, омлет из яичного порошка, тушенка.

К каждому празднику нам всегда дарили американские гостинцы, вплоть до игрушек. Это скрашивало наше детство. Спасибо Америке за помощь в трудное время».

В 1950 году Лев Наумович закончив в г. Нолинск 7 классов, по оргнабору с группой ребят уезжает в родной Ленинград учиться в ремесленном училище. Директор детского дома Зыкин Георгий Елисеевич уговаривает остаться и закончить 10 классов, ведь Лева Шапиро был круглым отличником , а затем на полном гособеспечении поступать в высшее учебное заведение, но Лева отказался, сказав: «Все ребята едут в ремесленное и я поеду, выделятся не хочу!» Его мечта-вернуться в город детства, сбылась!

Учась в ремесленном , как то раз в трамвае с ним произошел невероятный. Незабываемый случай, о котором он поведал своей бывшей воспитательнице Марии Филипповне: « Мы ехали на завод. Где проходили практику, на одной из остановок в трамвай вошла пожилая седая женщина, Лева уступил ей место. Женщина, не спуская глаз, пристально смотрела на Леву, стала расспрашивать, как звать, как фамилия, и когда услышала имя Левы Шапиро, закричала на весь трамвай : «Внучек ты мой дорогой!» В это время в трамвае все плакали. Ведь было трудное послевоенное время, когда Ленинградцы разыскивали своих родственников, потерянных в годы войны. Общее было горе, общая была радость. Радость от неожиданной случайной встречи бабушки с внуком давала надежду, что и у переживших блокаду людей, впереди могут быть встречи с близкими людьми. Бабушка не хотела расставаться с внуком, и Леве пришлось, оставив товарищей, проводить старушку до дома. Лева подружился с пожилой женщиной, стал частым ее гостем. От бабушки узнал, что родители были репрессированы. Вскоре мать была оправдана и вернулась в семью, но по одной ей известной причине, она оставила маленького почти 3-летнего сынишку на одном из вокзалов Ленинграда с документами, подтверждающими дату рождения, имя, отчество и фамилию. Почему поступила так мать Лени Шапиро неизвестно. Так попал мальчик в Ольгинский дошкольный детский дом для репрессированных детей. Бабушка свела Леву с матерью, которая жила тут же в Ленинграде, но общего языка подросток с ней не нашел ни в период встречи, ни позднее.  После окончания Ремесленного училища Леву отправляют работать на один из заводов Ленинграда, на котором он проработал мастером всю свою жизнь. Так сложилась судьба ленинградского мальчика, воспитанника детского дома в военные сороковые года. И, наверное, подходят к нему слова стихотворения одного из воспитанников того времени Володи Новожилова:

Пусть нас раскидало по планете

Черной, грозной силою войны

Мы с тобой теперь уже не дети

Мы – Отчизны верные сыны!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *