75-летию Победы посвящается.
« Судьбы, опаленные войной».

В «Музее истории и краеведения» г. Нолинска хранятся письма бывших воспитанников Ленинградского детского дома ,эвакуированного в наш город в грозном 41-м. По материалам этих писем Роза Михайловна Соловьева наш краевед, большую часть своей жизни, посвятившая работе в детском доме, составила свои заметки для радиопередач. Мы хотим вас познакомить с этими заметками. Думаю ,что это никого не оставит равнодушным.

( Текст Р.М. Соловьевой не изменен).

Радиопередача № 1 от 24 апреля 1995 года.

( По письму Полковниковой Галины)

«Дети из блокадного Ленинграда.»

Война, страшная и беспощадная ,опалила не только судьбы взрослых людей . но и  детей, лишив их родительского крова, тепла материнских рук, оставив навсегда в памяти грохот обстрелов, бомбежек. Пожарищ.

В наших передачах звучали воспоминания участников войны о детях военных дорог.

Сегодня мы их продолжим. Музей краеведения начал поисковую работу о детях, прибывших в наш город из блокадного Ленинграда, воспитывающихся в детских домах № 8 и № 46.

Обращаемся к жителям города с просьбой откликнуться , поделиться воспоминаниями о пребывании в городе детей Ленинграда.

Мы получили письма от бывших воспитанников детского дома № 46 Полковниковой Галины, проживающей в г. Муроме и Рогозиной Зои из Чепецка. Это уже не малые дети, а взрослые семейные люди. В их памяти навсегда остался небольшой, затерявшийся среди Вятских Увалов, городок, в котором прошло детство. Запомнились люди, заботившиеся о их благополучии, забывая о своих семьях и детях. Эти люди были для них самыми близкими , дорогими. С любовью и теплом вспоминают имена директоров: Елены Степановны (фамилия забыта), Лидии Петровны Поповой, Веселкова Владимира Федоровича, Колтуненко Константина Васильевича, Маландиной  Веры Семеновны, Зыкина Георгия Елисеевича. Вспоминают любимых воспитателей –Курочкину Софью Кузьмовну, Курочкина Юрия Николаевича, Пестереву Марию Филипповну.

А особенно тех, кто вывозили малышей из Ленинграда: Васильеву Ольгу Васильевну, Новикову Лидию Ильиничну, которые вскоре добровольцами ушли на фронт.

Беллу Борисовну и Александру Яковлевну.   С 1941 -1945 года из Ленинграда  и Ленинградской области эвакуировано в Кировскую область 43 Детдома-5917 детей, 173 интерната 20488 детей. По данным 1945 г. на 1 января в области было 208 детских учреждений, из них 5 детских  домов специализированного назначения, два из которых находились в нашем городе -специальный детский дом № 8 и детский дом испанских детей, вывезенных еще до войны из героической Испании.

Малышей из Ленинграда, Москвы, Белоруссии и Прибалтики и многих других мест приютила и обогрела в то тяжелое время земля Вятская. Невозможно подобрать слова, которые хотя бы частично характеризовали то, что сделали во имя спасения сирот вятские женщины.

Не все дано выразить словами, надо все видеть.

Многие не знали своего года рождения, имени, фамилии. Им давали их наугад.

Наша передача о детях Ленинграда сороковых годов, построена на документах, рассказах, письмах воспитанников и воспитателей. Пусть не любят эти люди отступать в прошлое, где голод и слезы и забыть все это хочется, да не забывается.

Нельзя и послевоенному поколению забыть о том, сто было. На то мы и люди!

Послушаем же воспоминания о далеких 40-х военных, которыми делятся сами воспитанники в своих письмах.

Письмо 1-е.  Пишет Полковникова Галина Ивановна, бывшая воспитанница Специального детского дома № 1 г. Ленинграда.

Детский дом под названием «Специальный Ленинградский № 8» одним из первых был эвакуирован в город Нолинск.

( Вот отрывок из письма Полковниковой Галины.)

Нас эвакуировали одним из первых. Выехали мы из Ленинграда на пассажирском поезде, но под станцией Бологое  попали над страшную бомбежку.  Не всем удалось выскочить из вагонов. Ясельные вагоны сгорели заживо. В нашем вагоне были дети от 5 до 8 лет, поэтому успели выбежать. Состав горел у нас на глазах, мы плакали и жались к воспитателям. На некоторое время нас разместили в деревне Старое Рахино, там мы впервые увидели воздушный бой. Мы лежали на лугу в траве и переживали за нашего летчика, все закончилось благополучно, и мы ликующие бросились к упавшему самолету, но нас, конечно, туда не пустили.

Вскоре деревню начали бомбить, а нас погрузили в телячьи вагоны (так мы звали теплушки) и повезли в неизвестность. Никто четко не знал, куда мы едем, даже воспитатели. Теплушки стали нашим домом надолго. Ехали мы больше по ночам, а днем, как правило, где-нибудь стояли, крыши были замаскированы ветками, над поездом часто кружились немецкие разведчики, а потом появлялись бомбардировщики. Их мы узнавали уже по низкому неприятному тону. Вот почему в наших рисунках в основном отражались эти картины: телячьи вагоны и летящие бомбы. Однажды напротив нашего состава остановился военный состав из таких же теплушек.

У нас не было воды, солдаты нас стали угощать клюквой, а мы им дали небольшой концерт у открытых дверей. Они плакали, глядя на нас, а мы радовались этой встрече. Напишу несколько строк из своих стихов, посвященных «Спасенному поколению».

Далекий день выхватывает память.

Стоят в лесу, укрывшись поезда,

Один на Ленинград, другой спешил к Уралу

На крышах маскировка-тишина.

Теплушек двери настежь распахнули,

И застонала русская земля.

В глаза два поколения взглянули:

Отцы и дети: горе и беда.

Шли эшелоны от голодной смерти

Бесценный груз спешили довезти

Зубами вслед бойцы скрипели:

«Живите! Мы клянемся вас спасти!»

(Продолжение следует!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *